Игорь Рассоха: Когда в Киеве победили, тогда настал наш черед

В преддверии третьей годовщины Революции достоинства корреспондент МГ «Объектив» встретился с координатором харьковского Евромайдана Игорем Рассохой, чтобы поговорить о том, оправдались ли ожидания активистов, отстаивающих курс на европейскую интеграцию

21 ноября в Украине будут отмечать День достоинства и свободы - три года назад правительство сорвало подписание соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, после чего на главной площади страны начали собираться первые митингующие. Именно этот день принято считать началом Революции достоинства. В Харькове первую акцию протеста провели на два дня раньше, 19 ноября. По мнению Игоря Рассохи, во время Революции достоинства основной функцией харьковского Евромайдана была поддержка митингующих в Киеве, а свою ключевую роль он сыграл уже весной, в период так называемой «русской весны».

- Игорь, как Вы пришли на харьковский Евромайдан?

- Я на самом первом митинге был и даже выступал. У нас это началось, по-моему, даже раньше на день, чем в Киеве. По-моему, это было 19 ноября.

Акция на площади Свободы 19 ноября. Источник – «Комментарии»

Организовывали его хорошие люди. Одним из руководителей был Володя Чистилин. Вообще, первые месяцы очень большую роль играла Наталка Зубарь, самым конструктивным, так скажем, ядром реальным потом был Борис Захаров. Безусловно, это были хорошо мне знакомые «ДемАльянс» и Надя Савинская. Дима Булах, помню, был там с самого начала. Многих из них я хорошо знал еще по «Зеленому фронту», так что, естественно, пришел и поддержал. Тогда мы думали, что это будет некое дополнительное давление, потому что очевидно же, что это же лучше, что делается, что предлагалось от Ассоциации. Более того, это было лучше, прежде всего, для самого Януковича. Поэтому мы были уверены, что как-то оно и так произойдет нормально. Знаете, иногда переоцениваешь степень здравого смысла других людей, политиков в особенности. То, что Янукович сделает себе «политическое харакири» это как-то тогда не ожидалось.

Митинг за евроинтеграцию, 24 ноября. Источник – «Медиапорт»

Рок-концерт возле памятника им. Шевченко 4 декабря. Источник – «Медиапорт»

- В самом начале какие задачи, какие настроения были у людей?

- Это выбор пути. Понимаете, нам тогда европейцы многие говорили, повторяли, что мы подняли то знамя Европы, которое многие европейцы сами забыли. Мы сейчас убедились на практике, насколько забыли. Действительно, мы напомнили о тех идеалах, которые для самих европейцев многих не очевидны сегодня. Тогда это было достаточно мирно, спокойно. По крайней мере, для меня, как-то даже лениво. Подойти, отметиться, сказать. Представить себе, что это вызовет именно такие последствия…

- С течением времени количество тех, кто приходил на харьковский Евромайдан, менялось?

- Оно колебалось. В общем-то, Евромайдан стал собираться каждый день с конца ноября. Погода разная, события в Киеве тоже разные, приходило разное количество людей. Но дело в том, что я сам не могу об этом времени говорить. Я выпал на месяц, меня не было, мне и операцию делали, и в больнице был, и в санатории. Поэтому я мог эпизодически только за этим наблюдать. Сложился координационный совет, сложилось какое-то управление делом. У нас было острое чувство, что у нас все это пока не решающее, а решающее то, что происходит в Киеве. И задача была у нашего Майдана – поддерживать Киев, какие-то ресурсы для Киева обеспечивать и так далее. Вот, когда в Киеве победили, тогда настал наш черед. Когда выстрелил Харьков, это 22 февраля, это тот день, который во многом определил судьбу Украины.

Многотысячный патриотический митинг перед зданием Дворца спорта, где проходил Съезд депутатов Партии Регионов всех уровней Юго-Восточных областей, города Севастополя и АР Крым. Источник – «Восточный Дозор»

Митинг на площади Свободы, попытка сноса памятника Ленину. Источник - 057.ua

Именно через харьковский колоссальный митинг, потом шествие через весь город. Который определил, что Харьков - это Украина. И это ничто потом не изменило, это было твердое навсегда. А до этого, это была поддержка. Один из лозунгов, который мы тогда кричали на Майдане, он сейчас звучит просто банально – «Киев наша столица!».

- Вы говорите ресурсы... Имеете в виду организованные поездки в Киев, что-то передавали людям?

- Обязательно. И помогали, везли и продукты, и каски везли, которые закупали в Харькове. Я знаю людей, которые обеспечивали шлемами и так далее. Непрерывно шел поток. Вообще, довольно много харьковских бизнесменов и фирм помогали Майдану. Довольно много серьезных предпринимателей возили из Харькова на Майдан. Аваков про себя рассказывает, но он там далеко не один был. Это была верхушка айсберга, а количество людей было разным. Бывало, что собиралось 200-300 человек, а бывало, что несколько тысяч, по максимуму, но не больше нескольких тысяч. Прорыв произошел 22 февраля, когда собралось несколько десятков тысяч. Называют цифры разные: 30 тысяч, 40 тысяч. Это было много, это было больше, чем противоположная сторона смогла завезти на автобусах. Это был момент переломный.

А до этого была поддержка Киева. Почему Харьков так спокойно реагировал на события, которые были в Киеве? У нас это не было так остро, многие харьковчане искренне не понимали, чего они в Киеве там бесятся. У нас как был Кернес и все, что вокруг него, так оно и осталось. То есть, у нас никаких смен режима. После падения правительства Ющенко, когда пришел Янукович, оно все такое же и осталось, система в правилах игры принципиально ничего не поменяла. Стало хуже, кому-то закручивали гайки, кто-то страдал от того, как на него там «наезжают», но, в принципе, осталась та же система.

В Киеве было не так - пришла вообще донецкая власть, по сути, была уничтожена мэрия, назначили, тоже из Донецка товарища, руководить Киевом, и там они гораздо болезненнее все это воспринимали, у них было полное ощущение оккупации. Они боролись, собственно говоря, за достоинство, за независимость. Знаете, как большинство харьковчан это воспринимало? Вот когда ты являешься свидетелем ссоры между близкими членами твоей семьи, вот какая-то паршивая ссора, двое братьев и третий смотрит, как они между собой ссорятся. Это противно, это неприятно, хочется, чтобы люди прекратили. Либо вариант, когда твои друзья близкие разводятся: с хамством, с битьем посуды. Примерно такое было ощущение, потому что мы тоже донецких не воспринимали как чужих. По сути, кода разводятся, люди определяются с кем они. Я заметил, что после разводов обычно делится не только имущество, но и друзья, родственники. Вот так произошло, когда Харькову пришлось выбирать между Киевом и Донецком. И Харьков выбрал, достаточно четко, в подавляющем большинстве.

- Помимо 22 февраля, если вспомнить какие-то ключевые моменты, когда именно харьковский Евромайдан себя показал?

- Безусловно, Академия внутренних войск МВД, ее блокирование.

19 февраля несколько сотен харьковчан блокировали выездные ворота академии внутренних войск МВД, чтобы автобусы с курсантами не выехали в Киев, предположительно, для участия в разгоне столичного Евромайдана. Через несколько часов митингующих атаковали люди с битами без опознавательных знаков, а сотрудники милиции не смогли обеспечить общественный порядок. В результате потасовки пострадали сотрудники харьковского корпункта телеканала «СТБ» Мария Малевская и Александр Бринза, оператор службы новостей «Вісті» (телеканал «Фора») Игорь Мельник и активисты Евромайдана.

Да, собственно, каждый день. На нас несколько раз было нападение, которые отбивала сама оборона Майдана и те люди, которые туда приходили. Были поджоги автомобилей неоднократные. Было сильное противостояние во время первого форума Евромайдана в Харькове. И провели его в третьем месте, в дежурном, в храме, потому что в другие прибегали эти «гопники». Было очень напряженно. Тут огромную роль сыграл организатор Олег Закапко, был такой предприниматель харьковский, который этот форум на себе вытащил. Можно вспомнить еще Викторию Склярову, которая тоже очень большую роль сыграла. Это были действительно острые моменты, но это были харьковские острые моменты. 1 марта - это, действительно, когда досталось.

1 марта участники антимайдановского митинга «За Харьков» взяли штурмом здание ОГА, прорвав оборону евромайдановцев, и установили на крыше российский флаг. Источник - страница venoru в Instagram

Я там чудом не попал под раздачу, у меня в этот день была пара, должен был прочитать лекцию по эстетике. За 20 минут до моего возвращения все началось. Мне удалось подхватить избитого своего друга Женю Соловьева, пошли ко мне домой, я недалеко жил там, проверить, не сломаны ли у него ребра, потому что его там конкретно топтали. Потом вернулись назад.

- К облгосадминистрации?

- Нет, мы вернулись в штаб «Батькивщины», это угол соседнего дома, там, где на площади, третий этаж, в кабинете Балуты ( председатель ХОГА со 2 марта 2014 года по 3 февраля 2015 года Игорь Балута – Ред.), и с интересом думали – нас сейчас штурмовать будут или нет, потому что оно там рядом, этот российский флаг развивается прямо в двух шагах. В этот день власти в городе не было вообще, потому что губернатора не было, Добкин сам отказался. Вечером было совещание в Управлении внутренних дел, где милиция и госбезопасность решили подчиняться, еще официально не назначенному Балуте. Мы его ждали на скамейке на Совнаркомовской, мы поехали на его квартиру и он вернулся, в сопровождение ему дали одного автоматчика. Тогда пришел нетрезвый Дулуб, первый зам. Добкина, и сказал: «Подчиняйтесь, кому хотите». В марте это продолжалось, милиция все саботировала. Просто стояла. Хотя, была неудачная попытка штурма обладминистрации, в середине марта, когда тоже штурмом пытались взять, и милиция их аккуратно задавила щитами и положила. Самый страшный момент – совещание, куда нас Балута позвал. Это было, по-моему, 5 марта. Меня с Соловьевым позвал он, с неснятыми главами райгосадминистраций и мэрами приграничных городов.

Василий Хома, заместитель Балуты, тоже неснятый, сказал: «Вот стоят две дивизии, перед границами Харькова, у нас войск нет совсем, мобилизация только началась сейчас, у нас ничего нет. Если они перейдут границу, то их же будут всякие там встречать с цветами. А вы должны как общественность показать, что вы против этого. Готовы ли вы выдвинуться из «Гоптовки» на автобусах? Мы вам выделим, чтобы в качестве общественности протестовать против российской агрессии, когда тут пойдут танки, с плакатами?»

Я ответил: «Знаете, это такой вопрос, который я один решить не могу. Я Вас услышал, мы соберем коордсовет сегодня, поговорим об этом, тогда уже решим». Это был тот момент, когда я немножко дрогнул. Позвонил жене, говорю: «Собирай вещи, наверное, езжай, я тут останусь, а вы езжайте в Киев, к родственникам, потому что тут скоро будет совсем…» Жена и теща отказались ехать. А вечером мы собрали коордсовет и единогласно решили, что, раз такое дело, то пойдем, умрем, протест выразим. А эти самые, назначенные проклятым Януковичем, несколько глав администраций встали и говорят: «Ребята, а зачем так? У меня тут есть узкое местечко, дамба. Давайте мы взорвем дамбу, они там долго не смогут пройти, если не будет там дороги этой». Другой встал с аналогичными предложениями. Как-то их идея не согрела. Прихожу на следующий день к Терехову (Игорь Терехов, тогда – заместитель Харьковского городского головы – Ред.), мы с ним тоже давно знакомы. Говорю, Игорь, тут предлагается нам встретить на границе. Терехов, надо отдать ему должное, с употреблением ненормативной лексики сказал примерно так: «Ребята, у нас есть куча общественного транспорта тяжелого, у нас есть куча тяжелых бетоновозов со строительным материалом. Мы в состоянии полностью герметично от танков прикрыть входы все в Харьков». Говорит, давайте вы не будете туда ездить, где вас сметут в первый же момент. Мы перекроем тяжелой техникой въезды в Харьков, а вы уже за бетонными блоками встанете, и будете митинговать, протестовать. Лучше же, говорит, митинговать за бетонными блоками, чем без бетонных блоков.

Мне было трудно что-либо ему возразить. И потом на нас вышли представители, причем это было нелегально, военных училищ и сказали, что – ребята, нам тут поступил приказ эвакуироваться из Харькова, но мы как-то считаем, что это странно. Я тогда иду к Балуте и говорю: «Игорь, ты знаешь, что одна тысяча полудохлых палестинцев месяц оборонялись от нескольких дивизий израильской армии в Бейруте? И ушли только потому, что им водопровод перекрыли. Ты знаешь, что такое город, если его обороняет, хотя бы тысяча мотивированных людей?»

Ну и, короче говоря, негласно у нас была договоренность, где встречаемся и, что нам откроют, раздадут оружие, и сами они не будут эвакуироваться, по крайней мере, одно из военных училищ, что будем защищать Харьков. Но это было уже ближе к середине марта, когда начали готовиться к сопротивлению. Мы собрали достаточно много данных с людей, с паролями, с явками по созданию подпольного партизанского движения. То есть, люди записывались, они должны были сказать кодовое слово, только они знали – какое. К вооруженному отпору начали готовиться ближе к середине марта, то есть, был люфт. Первые дни марта Харьков был беззащитен – это был момент, когда если бы Путин «попер», его было бы нечем остановить. Уже к середине марта у него были бы большие трудности, в апреле это становилось все более невозможным, а в мае стало невозможным совсем.

- Какие еще значимые события того периода можете вспомнить?

- Во время боя на Рымарской, когда оттуда убежал Балута и охранявшие его милиционеры, на несколько часов, практически на ночь, ХОГА осталась пустой.


В ходе столкновений под зданием «Просвиты» на улице Рымарской 14 марта погибли два человека, еще пятерых, в том числе и правоохранителя, доставили в больницу с различными травмами и ранениями


Там осталось три человека: Василий Хома, и мы с Евгением Соловьевым. Евгения Соловьева посадил за пульт Балута и сказал: «Оставайся там». Я несколько часов патрулировал снаружи, как охранник ОГА. Встречаю Василия Хому и спрашиваю: «У тебя хоть ствол есть какой-нибудь? Потому что, извини, на нас сейчас нападут, у нас пустой «Белый дом». Хома позвонил своему другу «афганцу» какому-то, он приехал с двумя стволами. Вот и все. А там были выстрелы, потом непонятно, что происходит на Рымарской. Это был первый бой «Моторолы» (Арсен Павлов – боевик так называемой «ДНР», убит 16 октября 2016 года – Ред.), когда там люди Билецкого (Андрей Билецкий – бывший командир полка «Азов» - Ред.) сопротивлялись, их там штурмовали. В это время облгосадминистрация стояла пустой, без охраны.

Второй штурм ОГА - это была большая злость. Мы были и сами готовы организовать отбитие, но Балута сказал, что уже все запланировано, что все будет сделано чисто и красиво, как оно, собственно, и произошло. Там же все было в этих шинах, куда там Одессе... То есть, там готовили всеобщее сожжение этого здания, они успели поджечь один этаж.

Утром 7 апреля здание Харьковской облгосадминистрации было освобождено от пророссийских активистов, которые занимали его больше суток. В антитеррористической операции принимали участие бойцы спецподразделения МВД «Ягуар» из Винницкой области.

Завершающий штрих это, конечно, свержение Ленина. На совещании, которое этому предшествовало, был и я, и Володя Чистилин, туда пришла Богословская (Инна Богословская, тогда – народный депутат Украины – Ред.). Там официальное мероприятие было – шествие от театра до площади Свободы. Я взял на себя ответственность и написал заявление, что идем от площади, а потом обратно – на площадь.

А само свержение памятника, это очень многие люди поработали, все сошлось. Мы в свое время сняли этот лозунг: им была так дорога эта железяка, что во имя мира в городе мы это даже провозгласили. Много разговаривали с «антимайдановцами», многих убедили, кстати. Даже когда был 8 апреля штурм, половина «антимайдана» не пошла туда. То есть, там тоже люди были разные, некоторые из них сейчас воюют в АТО на нашей стороне. Мы с ним разговаривали как земляки с земляками, и довольно многих удалось убедить в каких-то довольно важных вещах. А именно как оно было с памятником, я просто видел до этого, когда люди с георгиевскими ленточками фотографировались на фоне этого Ленина. Для меня было очевидно, что что-то надо с этим делать, что нельзя оставлять. И многие люди к этой мысли пришли. Мы б это сделали гораздо раньше, но милиция говорила, что не допустим, посадим. А в тот момент был Антон Геращенко (советник министра внутренних дел Украины – Ред.). Короче говоря, милиции шепнули не вмешиваться. Собственно, почему и удалось это сделать. И плюс – уже стояла наша палатка. Инициатором установки палатки был Саша Шерман, сейчас он отчасти в Израиле, отчасти тут. А тогда он очень большую роль сыграл. Вот Саша Шерман стоит, ему звонит один из его знакомых приятелей, говорит:

– А что у вас тут происходит?

– Ленина свергают, - скучно говорит Саша Шерман.

– Ну и как, снимут?

– Та не, у них там нет техники.

– А что нужно для того, чтобы снять?

– Ну, как, пара тросов и болгарка.

Короче говоря, нашлись люди, привезли болгарку, тросы. Я в это время был, когда его свергали, возле кабинета Балуты. Видел в окно, как он падает, знаете, это было неожиданно. Столько было усилий, столько было страхов, что там все очень тяжело и так далее. Я Вам скажу, нам очень повезло с коррупцией российской. На нем конкретно украли, когда его делали, там не было внутри ничего. Собственно говоря, это был последний день, когда собралась «вата».

28 сентября 2014 года. Источник – «Вгороде»


- Если подводить итоги спустя три года после начала Евромайдана, оправдались ли ожидания?

- В Харькове нет «ХНР». Это само по себе большое достижение. Мы живем нормальной, более-менее, жизнью. Но, извините, пока я не ощущаю принципиальных изменений.

Какие-то косметические есть, форма полиции сменилась, но, по большому счету, система остается старой. В особенности все, что связано с правосудием, потому что это, извините, ребята, «трындец», наше правосудие. Наши суды, я не уверен, что это вообще реформируемо; мы пытаемся, но у меня достаточно печальное от этого всего впечатление. То же самое, если мы говорим о коррупции, в том же городе, мы не знаем, куда идут наши коммунальные платежи. Нет никакой прозрачности. Когда говорят о коррупции, это десятый вопрос о том, что врачу доплатили за то, что он реально вылечил. В армии куча бардака, чем дальше от линии фронта, тем его больше, и это тоже достает сильно. Никто, ни один нормальный человек не скажет вам, что революция победила, она победила в каком плане – выгнали явных бандитов и идиотов.

То, что сейчас, это далеко не то, что подходило бы населению. Говорят: «які виборці – такі і обранці». С «виборцями» проблема, иногда они стоят того, что они избрали. Огромная вина нашей городской власти, но это общее правило игры в стране. Это же не только здесь, по тем же коммунальным платежам. Если бы у нас они были ужасны, а в других местах замечательные, если бы они во Львове были принципиально лучше, чем у нас, мы бы сказали, что вот… А этого же нет, это же везде так. Для меня это самая острая тема. Люди продолжают наживаться на искусственно созданных монополиях, поддерживаемых мощью государственного аппарата.

- С каким настроением соберетесь на митинг 21 ноября: на минорной ноте, с разочарованием или же на подъеме?

- Мы воюем, продолжаем воевать, мы здесь, мы никуда не делись. Более того, на удивление, три года достаточный срок для того, чтобы всем поссориться, так нет же, потому что цели остаются те же, люди остаются те же. При том, что очень сильно устали, сейчас наблюдается тот момент, когда некоторые из тех, которые устали и ушли, сейчас возвращаются назад. Знаете, печаль ситуации в том, что наши задачи никто за нас не решит, вообще никто.

Печаль в том, что Украина, кроме Украины, никому и не нужна. Это мы сейчас все хорошо поняли и осознали. Но в этом есть и другая сторона, когда нет иллюзий, нет надежд на то, что какой-нибудь барин приедет и рассудит. Понятно, что остается только действовать самим, собственно говоря, это и есть наше настроение.

 
24 октября 2016 г, 15:21
Елена Нагорная 
 
 
В связи с обострением общественно-политической обстановки в Украине и резким увеличением попыток оставить на сайте комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция «Объектив» приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать материалы на сайте и скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки. Редакция МГ «Объектив» приносит читателям свои извинения

Комментарии:

  • #41 Игорь Рассоха
    14.11.16, 22:40
     

    Да, ольгинские тролли работают, план Суркова стараются выполнить аж дым из ушей :). Ну, Моторола и Жилин им в помощь.

    Я тут, собственно, с просьбой к редакции: уважаемая журналистка НЕ показала мне окончательный текст интервью. И в нем появилась ОЧЕНЬ неприятная опечатка: во время боя на Рымарской Балута убежал НЕ оттуда, а туда. Это ВАЖНО. Вообще Игорь Балута - абсолютно бесстрашный человек. Я к нему и сейчас отношусь с уважением и симпатией.

  • #40 Скок Скок
    25.10.16, 12:42
     

    ничего не пишу, потому что ПРОТИВHО!!!!!!!!

  • #39 Евровектор
    25.10.16, 12:38
     

    Вау! На сайте наступил Новый, 1937 год!

  • вова1а
    25.10.16, 11:18
     

    Комментарий удален из-за нарушения правил

  • мнение
    24.10.16, 22:27
     

    Комментарий удален из-за нарушения правил

  • #36 Рассоха мерзавец
    24.10.16, 21:55
     

    Помню рассоху по зеленому фронту, как он противился дороге и парку, который Кернес строил. Теперь все Харьковчане благодарят Кернеса за прекрасный парк, а рассоха все побирается по майданам, успокоиться не может, что славы ему не досталось.

  • ЭХ
    24.10.16, 21:03
     

    Комментарий удален из-за нарушения правил

  • Мародео
    24.10.16, 20:51
     

    Комментарий удален из-за нарушения правил

  • хрясь
    24.10.16, 20:50
     

    Комментарий удален из-за нарушения правил

  • #32 революция это зашибись
    24.10.16, 20:38
     

    только все забыли про развитие экономики.. новые раб места- основа западной идеологии.. а мы все в совдепе торчим.. просрали майдан!!!!!

Загружается...

Новости Украины

Loading...
Loading...

META.новости

Загрузка...
©2007-2021, Медиа группа «Объектив», Харьков

Использование материалов разрешено только при наличии гиперссылки.

Редакция не несет ответственность за сообщения, оставленные посетителями.

По любым вопросам Вы можете связаться с редакцией


мобильная версия сайта

размещение рекламы

подписывайтесь на RSS

«добавляйтесь»
 
free counters