Театр и фронт. Сорежиссер театра «Публицист» рассказал о влиянии войны на жизнь и искусство

Сорежиссер театра «Публицист» и один из организаторов «Веломайдана» Константин Васюков представил свой взгляд на культуру и самоидентификацию украинского народа, на театральную жизнь в условиях военного конфликта и о том, как и почему искусство помогает бойцам


Мария Жуйкова, корреспондент: - Вы являетесь одним из организаторов «Веломайдана», насколько я понимаю. Что это за движение, чем оно отличается от «Евромайдана», как вообще возникла идея создания?

Константин Васюков, актер, сорежиссер театра «Публицист»: - Это было, отчасти, спровоцировано моей невозможностью поехать в Киев на Майдан. У меня просто родился ребенок, я не мог бросить семью, и, к сожалению, пребывал тут в Харькове, И я чувствовал необходимость все равно как-то проявиться, как-то помочь Революции. И пришла в голову идея по примеру ребят из Сум, из Киева провести акцию, никто не собирался создавать из этого движение. Просто провести акцию, назвать ее «Веломайдан».

А тут был хороший повод, «диктаторские законы» 16 числа - первый раз вышли тогда.

На Майдане мы с первых дней, а тогда, 16 числа, когда власть перешла какую-то здравую такую черту, когда велошлем рассматривался нами как «интересно, можно ли в шлеме выезжать». Это будет расцениваться, как преступление этих законов?

Это было по духу очень высоко, очень приятно было видеть и людей, которые нас поддерживали, просто прийти к Тарасу, чтобы поддержать, напутственное слово сказать какое-то, встречные машины сигналили и пешеходы махали. Были, конечно, такие люли, которые кричали не совсем приятные вещи, не без этого. У нас Харьков – как бы «ватная столица».

- Кстати, сейчас, как вы считаете, за все эти месяцы изменился ли Харьков?

- Конечно, изменился, однозначно – то ли пророссийские настроения поутихли, но как поутихли, они, к сожалению, и сейчас очень сильны и слышны за этими всеми взрывами, но обывательское мнение явно потеряло вот эту вот остроту и готовность к каким-то провокационным действиям. Обычные горожане, которые поддерживали некие там «вторжения» или введение войск, они сейчас просто, глядя новости, они понимают, да уж лучше мы при «хунте» поживем, но – в мире.

- Люди - стали ли понимать больше, что они украинцы, стали ли ценить это больше. Изменилось ли сознание людей?

- Да, мне кажется, что именно после второго Майдана, не при «оранжевом» первом, а вот именно сейчас сформировалось вот это понятие «украинский народ». Потому что раньше это зачастую можно было называть просто население, когда люди были заинтересованы в своих каких-то личных жизненных приоритетах. А тут, когда люди жертвую всем, готовы идти под пули ради ближнего – ради общей идеи, возможно, даже утопической идеи добра. Это есть критерий формирования нации, народа

- Расскажите о своем театре. Изменилась ли жизнь вашего театра после всех событий, которые сегодня происходят?

- Зарождался театр еще при Советском союзе как какой-то агиттеатр, но с приходом нашего режиссера Светланы Леонидовны, она сразу начала ставить «антисоветчину», там, типа, Высоцкого.

Поэтому это всегда было прибежище людей таких либерально-демократических взглядов, каких-то революционных. И поэтому сказать, что театр как-то изменился, нет. Мы скорее, оказались органично вовлечены во все процессы, которые в стране происходят.

Человеческая свобода – это всегда актуальный вопрос и когда эта рана вскрывается в обществе, когда потребность в свободе прорывается в таких формах, конечно, это не может не отражаться в театре.

- Сейчас актуальны все эти патриотические темы, и исторические, наверное…

- Нам, сразу скажу, не близка, наверное, такая лобово-патриотичная тема. То есть, мы, несмотря на то, что мы все патриоты, мы стараемся говорить не прямыми высказывания. И когда на момент начала «революции» - ноября- декабря 2013 года, мы как раз готовили премьеру нашего спектакля «Моби Дик. Отплытие». Оно как раз совпало с этими революционными настроениями. Когда новым духом наполнился спектакль, когда актеры, говоря слова одного героя, ты понимаешь, насколько это сейчас в точку. Насколько это сейчас важно человеку - слышать такие духоподъемные речи.

- Можете привести пример, какие строки?

- Ахав, который говорит, что Моби Дик – это есть олицетворение зла и несмотря на то, что он представляет из себя такое абсолютное зло, он готов все равно разить его, бороться до конца, идти бороться с системой несмотря на свою кажущуюся слабость.

- Вы с российскими актерами сотрудничали? Как сейчас происходит это общение

- Есть, конечно, барьер какой-то идейный и пропаганда сыграла тут не последнее дело. Недавно у меня в Facebook был диалог с Павелом Рудневым – это театральный критик московский. Он сетовал на ситуацию в России, как там закручивают гайки со свободой слова, с высказываниями.

Последнее там, опера «Тангейзер» в Новосибирске скандально закрытая, и он сетовал на то, что, как он ратовал на формирование вот этого зрителя в 2000-х годах. Вот этого здорового, активного, театрального зрителя. И вот, что сейчас это вырождается, насколько он податлив этой пропаганде. И я ему говорю - приезжайте в Украину, у нас хорошо. Да, у нас «хунта», у нас все здорово и в высказываниях уж точно никто никого не ограничивает

Он говорит, да я с удовольствием, но есть некий барьер, который вырос между нашими странами. И даже люди, казалось бы, самые адекватные люди, начинают верить в сказки про «фашистов». И получается украинская сторона теряет интерес к представителям российского театра с какой-то идейно подоплекой, что совершенно неверный путь. Потому что, люди в России, которые занимаются творчеством, это в первую очередь активные граждане, которые также не довольны и возмущены действиями своего президента.

Сейчас , да, говорят о русских как об общности с одним похожим признаком – как об агрессорах. Это, конечно, не верно, и это тоже разделяет наши народы. Я уверен, что как только завершится стадия агрессии, вот этой активной вражеской пропаганды российской и народ российский однажды, я надеюсь, прозреет. И тогда вообще все вопросы снимаются.

- Не думали о том, чтобы поехать труппой в зону АТО выступить перед бойцами?

- Мысль есть, кончено, если не полноценную постановку, то… Если, допустим, наш «Моби Дик» - очень зависти о света – есть резон, наверное, показать какие-то кусочки из спектакля. Да, есть мысль это сделать, я хотел это еще обсудить с друзьями – режиссерами, с актерами в Харькове.

- Насколько вообще, как вы думаете, солдатам нужно это искусство, театр и зачем?

- Я думаю нужно. Просто служба в армии – это задача не из легких, а воевать в очень тяжелых условиях, под свистящими снарядами – это очень тяжело для человеческой психики. Любому человеку нужна какая-то психоэмоциональная разрядка. Я не говорю о каких-то там бессмысленных, бестолковых постановках, музкомедии. А это должна быть со вкусом построенная. Не обязательно «шароварщину» включать, есть другие подходы. Есть современное искусство, современная культура.

 
4 апреля 2015 г, 20:34
Мария Жуйкова 
 
 
В связи с обострением общественно-политической обстановки в Украине и резким увеличением попыток оставить на сайте комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция «Объектив» приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать материалы на сайте и скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки. Редакция МГ «Объектив» приносит читателям свои извинения
Загружается...

Новости Украины

Loading...
Loading...

META.новости

Загрузка...
©2007-2019, Медиа группа «Объектив», Харьков

Использование материалов разрешено только при наличии гиперссылки.

Редакция не несет ответственность за сообщения, оставленные посетителями.

По любым вопросам Вы можете связаться с редакцией


мобильная версия сайта

размещение рекламы

подписывайтесь на RSS

«добавляйтесь»
 
free counters